Незаслуженно забытые русские первооткрыватели XVIII века

Незаслуженно забытые русские первооткрыватели XVIII века

Коллектор-путешественник, знаменитый отец знаменитого сына, полумифический помор, романтический гардемарин и другие путешественники, совершившие открытия, но забытые историей.

Василий Прончищев. Великая Северная экспедиция. 1735—1736

Незаслуженно забытые русские первооткрыватели XVIII века

XVIII век отметился в русской географической истории прежде всего Великой Северной экспедицией. Начатая в декабре 1724 года по личному указу Петра I (Первая Камчатская экспедиция Витуса Беринга), она продолжилась в 1733—1743 годах, уже при Анне Иоанновне. Экспедиция состояла из семи самостоятельных миссий, двигавшихся вдоль Арктического побережья Сибири к берегам Северной Америки и Японии. Итогом этого широкомасштабного проекта стало издание первой полной географической карты Российской империи.

Василий Прончищев — один из участников Великой Северной экспедиции. Легендарная личность в среде российских полярников. Легендарная и романтическая. Гардемарин. Учился в Морской академии вместе с Семеном Челюскиным и Харитоном Лаптевым, которые также участвовали в этой экспедиции под его началом. А раньше, в 1722 году, принял участие в Персидском походе Петра. И внешне, кстати, был очень похож на императора.

Во время Великой Северной экспедиции отряд Прончищева, состоящий из 50 человек, выйдя в июне 1735 года из Якутска на парусно-гребной дубель-шлюпке «Якуцкъ», составил точную карту русла и устья реки Лена, карту побережья моря Лаптевых и открыл множество островов, лежащих к северу от полуострова Таймыр. К тому же группа Прончищева продвинулась на север гораздо дальше других отрядов: до 77° 29′ с. ш.

Незаслуженно забытые русские первооткрыватели XVIII века

Но в историю освоения Арктики Прончищев вошел еще и благодаря романтической истории. Вместе с ним в экспедиции принимала участие его жена Татьяна. Для того времени это было настолько невероятно, что ее присутствие на корабле было неофициальным. В августе 1736 года во время одной из вылазок на полярные острова Прончищев сломал ногу и вскоре умер от осложнения, вызванного открытым переломом. Жена пережила его всего на несколько дней. Говорят, что скончалась от горя. Похоронили их в одной могиле на мысе Тумуль близ устья реки Оленёк (сегодня здесь находится поселок Усть-Оленёк).

Новым начальником отряда стал штурман Семен Челюскин, а после того, как он отправился с санным обозом в Якутск с отчетами экспедиции, его сменил Харитон Лаптев. Удивительно, но имена Челюскина и Лаптева гораздо ярче отразились в общественном сознании, чем имя их командира Прончищева. Правда, весной 2018 года на экраны выйдет фильм «Первые», в котором рассказывается о судьбе супругов Прончищевых. Роль Василия сыграет Евгений Ткачук (Григорий Мелехов в «Тихом Доне» и Мишка Япончик в одноименном сериале). Возможно, имя Прончищева еще займет достойное место в ряду других великих исследователей Арктики.

ЧИТАТЬ:  Сумасшедшие снимки из самого жерла вулкана

Федор Соймонов. Карта Каспийского моря. 1731

Незаслуженно забытые русские первооткрыватели XVIII века

Жизнь этого человека так и просится на киноэкран. Он так же, как и Прончищев, участвовал в Персидском походе Петра I. Тоже был гардемарином. Но судьба его связала не с Арктикой, а с Каспием. Федор Соймонов вошел в историю России как первый русский гидрограф.

Как это ни странно, но вдоль и поперек знакомое нам сегодня Каспийское море в XVIII веке было еще сплошной терра инкогнита. Да, по нему издревле ходили лихие волжские люди — ушкуйники — в Персию за княжнами, чтобы бросать их за борт в набежавшую волну, ну и иным прочим товаром. Называлось это «ходить за зипунами». Но все это было сплошной самодеятельностью. Федор Соймонов первым нанес на карту Российской империи Каспийское море со всеми его заливами, мелями и полуостровами.

Также под его руководством был издан первый подробный атлас Балтийского моря и подготовлен к изданию атлас Белого моря, но тут начинается странное. Конечно же, это было связано с подковерными политическими играми. В 1740 году Соймонов был лишен всех чинов, сечен кнутом (!) и сослан на каторгу. Спустя два года Елизавета I вернула его на службу, но оставила в Сибири. В Нерчинске и Иркутске Соймонов организовал первые в Сибири навигаторские школы, в которых преподавал лично. Затем в течение шести лет был губернатором Сибири. В возрасте 70 лет ему, наконец, было позволено вернуться в Москву. Умер в возрасте 88 лет в своем имении под Серпуховом.

Интересный факт. Соймоновский проезд в Москве, недалеко от храма Христа Спасителя, назван в честь сына Соймонова, Михаила, личности в своем роде примечательной, одного из организаторов горного дела в России.

Савва Лошкин. Новая Земля. Середина XVIII века

Незаслуженно забытые русские первооткрыватели XVIII века

Если предыдущие два наших героя были государевыми людьми и совершали свои путешествия по долгу службы, то помор Савва Лошкин, выходец из селения Олонец, действовал лишь на свой страх и риск. Он был первым человеком в истории освоения Русского Севера, который обошел Новую Землю с севера.

ЧИТАТЬ:  Белые ночи в Норвегии

Лошкин — личность почти мифологическая, но любой уважающий себя северный моряк знает его имя несмотря на то, что единственным официальным источником, рассказывающим о его трехлетнем путешествии, является рассказ Федота Рахманина, записанный в 1788 году членом-корреспондентом Петербургской академии наук Василием Крестининым. Даже годы путешествия Саввы Лошкина нам точно не известны. Одни исследователи считают, что это начало 1760-х годов, другие — что 1740-х

Николай Челобитчиков. Малакка, Кантон. 1760—1768

Пока одни осваивали Север, другие двигались на юг. Купец Николай Челобитчиков из города Трубчевска Орловской губернии в 1760—1768 годах совершил совершенно уникальное путешествие по Юго-Восточной Азии, которое, увы, осталось не оцененным его современниками. Скорее всего, он был первым русским, посетившим Малайский полуостров и достигнувшим по морю, а не по суше, китайского Кантона (ныне Гуанчжоу).

Свое путешествие купец Челобитчиков (хотя правильнее было бы назвать его коллектором) совершил с совершенно практической целью и, похоже, не придавал ему никакого исторического значения. Он подрядился за 300 руб. поехать в Калькутту и взыскать четырехтысячный долг с застрявшего там греческого купца, который должен был эту сумму его землякам. Пройдя через Константинополь, Багдад и Индийский океан, он достиг Калькутты. Но оказалось, что должник уже умер, и Челобитчикову пришлось возвращаться на родину невероятно кружным путем: через Малакку, которой в то время владели голландцы, китайский Кантон и английский остров Святой Елены (!) в Лондон, а затем в Лиссабон и Париж. И, наконец, в Петербург, где побывал в первый раз в жизни.

Незаслуженно забытые русские первооткрыватели XVIII века

Об этом удивительном путешествии трубчевского купца стало известно сравнительно недавно, когда в Центральном государственном архиве была обнаружена челобитная, которую он отправил в 1770 году на имя Екатерины II, с просьбой о переводе его в петербургское купечество. В ней он достаточно подробно описал свой маршрут. Удивительно, что его отчет абсолютно лишен какой-либо пафосности. Свое девятилетнее путешествие он описывает достаточно скупо, как какую-нибудь загородную прогулку. И предлагает себя в качестве консультанта по торговле с восточными странами.

ЧИТАТЬ:  Любопытно о популярных винно-коньячный заводах Крыма

Филипп Ефремов. Бухара — Тибет — Кашмир — Индия. 1774—1782

Незаслуженно забытые русские первооткрыватели XVIII века

Дальнейшая судьба Челобитчикова остается неясной (скорее всего, его послание до императрицы так и не дошло), а вот служилый человек, унтер-офицер Филипп Ефремов, десятилетие спустя совершивший похожее путешествие, был представлен Екатерине II и даже возведен ею в дворянское достоинство.

Приключения Филиппа Ефремова начались в июле 1774 года, когда он был взят в плен пугачевцами. Бежал, но был захвачен киргизами, которые продали его в рабство бухарскому эмиру. Ефремова принуждали принять ислам и подвергли жесточайшим пыткам, но он не предал христианской веры, и тогда эмир, восхищенный его мужеством, сделал его своим сотником (юз-баши). За участие в нескольких битвах он получил большой надел земли, но все равно мечтал о возвращении на родину. Купив поддельный паспорт, он опять бежал. Все дороги на север были перекрыты, поэтому он пошел на юг. Через Тибет и Кашмир, закрытые для европейцев, он попал в Индию, а оттуда в Лондон, где встретился с русским консулом, который представил его прямиком пред ясны очи Екатерины.

Незаслуженно забытые русские первооткрыватели XVIII века

Позднее Ефремов служил переводчиком в Азиатском департаменте Министерства иностранных дел, а в 1786 году вышло первое издание его путевого дневника: «Российского унтер-офицера Ефремова, ныне коллежского асессора, девятилетнее странствование и приключения в Бухарии, Хиве, Персии и Индии и возвращение оттуда чрез Англию в Россию, писанное им самим». В конце XVIII века книга стала бестселлером и пережила три издания, но к середине XIX века была почти забыта, как и ее автор. Ныне тетрадь, прошедшая с Ефремовым полмира, хранится в рукописном отделе Пушкинского Дома.

P. S. Вскоре по стопам Челобитчикова и Ефремова отправились множество других путешественников. Самые известные из них — это Герасим Лебедев, первый русский индолог, основавший в 1790-х годах в Калькутте первый в Индии драматический театр европейского образца, армянские купцы Григорий и Данил Атанасовы и грузинский дворянин Рафаил Данибегашвили.

источник

19.01.2018

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Другие интересные статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

восемнадцать − 10 =